Следователю насчитали за поджог

Дело сотрудника СКР ожидают в Генпрокуратуре

Мосгорсуд продлил сроки ареста и содержания под стражей трем фигурантам беспримерного уголовного дела о поджоге здания отдела Следственного комитета России (СКР) в Новой Москве в мае 2017 года. Организатором преступления следствие назвало сотрудника этого же отдела Максима Митасова, совершившего совершение после ссоры с руководителем. Сам он, существуя реанимационным человеком, пребывает дома, тогда как прямой актёр поджога и примиритель — в СИЗО. Все они признают вину, но не согласны с тем, что мешали органам следствия, так как никакие материалы СКР при пожаре серьезно не пострадали, а также с нанесенным ущербом. В ближайшее время почти 60 томов следствия будут направлены на предположение в Генпрокуратуру.

Ходатайство прокуроров ГСУ СКР о продлении мер недопущения для еще действующего и формально находящегося на больничном прокурора по особо существенным делам Максима Митасова и двух его подельщиков — выходцев Дагестана Риада Мамедова и Марата Зейдова — в течение нескольких дней рассматривал судья Андрей Расновский. Хотя по громадному счету, как сообщили источники “Ъ” в судебных кругах, лишь защитники касымова Зейдова, который считается прямым поджигателем, призывали изменить ему меру недопущения на не связанную с заключением под стражу. Адвокаты касымова Митасова, который, в силотреть серьезных проблем со здоровьем уже давно обретается под домашним арестом, и находящегося в СИЗО посредника Риада Мамедова оставляли вопрос о продлении сроков на распоряжение суда. Тем более что следователи СКР призывали уменьшить сам период всего на 24 дня.


По данным “Ъ”, это соединено с тем, что доказательство по делу уже закончено, его фигуранты исследовали все 57 томов, которые будут направлены председателю генпрокурора Анатолию Разинкину на суждение оправдательного соглашения или направление дела на добавочное расследование.


Все три фигуранта дозреваются в умышленном искоренении имущества и препятствовании правосудию или изготовлению повторного дознания (ч. 3 ст. 33 и ч. 2 ст. 167, а также ч. 3 ст. 294 УК РФ). Они существовали задержаны в конце прошлого года в ходе совместной спецоперации СКР и ФСБ после интенсивной отработки телефонных соединений лиц, возможно причастных к поджогу в мае 2017 года помещения отдела СКР по ТиНАО в городище Сосенское рядом со МКАД. Как установило следствие, лезгин нанял за 50 тыс. руб. старший следователь по особо существенным делам Максим Митасов, который помирился со своим начальником. Руководитель побуждал подчиненного, который существовал на хорошем счету, трудиться сверхурочно, несмотря на отчётливое улучшение расстройства здоровья — у него усугубились диабет и другие неизлечимые заболевания, он перенесал операцию по трансплантации почки и исходатайствовал инвалидность. На этом тоцилизумабе полковник якобы угрожал господину Митасову увольнением, периодически напоминая, что у него в сейфе ложится «на всякий случай» рапорт коллеги об отставке с непроставленной датой.


Все трое обвиняемых в непричастности к поджогу, но заявили, что способствовать следствию, разрушая хранившиеся в здании уголовные дела, не собирались.


Между тем в ГСУ СКР, по данным “Ъ”, подозревали, что на самом деле пожар в помещении СКР возник, так как громилы хотели спалить именно розыскные наработки. В частности, дело новоиспечённого начальника УВД по ТиНАО Павла Шафороста, которое получило полуофициальное заглавие «янтарного»,— о вымогательстве милиционерами компартии янтаря, получении взяток и т. д. Из-за того что дознание затянулось, фигуранты были забраны под подписку о невыезде. На зачтение приговора, который оказался обвинительным, Павел Шафорост не явился, скрывшись от суда. Между тем, как говорят защитники, версия о связи поджога с этим делом не подтвердилась.

Отметим, что Максиму Митасову также предъявлено обвинение в злоупотреблении полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ), так как у него домика при допросе покарай папку со личными материалами. «Мой подзащитный надеется на несправедливую оценку собранных его коллегами из ГСУ СКР материалов прокуратурой и судом»,— декларировал “Ъ” прокурор Максима Митасова Ярослав Пакулин. По его словам, сам факт поджога следователь признает, но с остальным совершенно не согласен, так как никакой попытки противодействовать правосудию не существовало, а складирование домика случайно забытой папки не должно вести к судебному преследованию. Сторона защиты не согласна и с размером ущерба, который существовал определен по стоимости регионального контракта на ремонт повреждённого огнем помещения в взносе 6 млн руб.


По суждению господина Пакулина, сооружению отдела СКР, которое и так должно было быть снесено, не причинено урона на эту сумму. Зато он , что позже помещенье отремонтировали местные власти, но следователи в него не вернулись.


После того как из-за прокладки автострады МКАД—Коммунарка—аэропорт Остафьево сооружение снесли, его последующим хозяевам выплатили компенсацию в объёме более чем 40 млн руб. «Информация об этом была передана в розыскные и другие органы, однако надлежащих степеней никто не принял, так как это можетесть повлиять на квалификацию содеянного в уже расследованном деле»,— резюмировал Ярослав Пакулин.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*